Аблязов «убил» Дутбаева — эксперт

"dutbaev"Отставка Нартая Дутбаева связана с делом Аблязова, а Аслана Мусина решили попросту списать с политических счетов.

Быстротечные и во многом неожиданные кадровые перестановки в правительстве Казахстана в интервью ИАЦ прокомментировал политолог Данияр Ашимбаев.

Козыри Аблязова

— Насколько эффективным руководителем органов национальной безопасности был Нартай Дутбаев?

— Отмечу, что при Нартае Дутбаеве КНБ был сверхвлиятельной структурой. При нем эффективно расследовались уголовные дела, в том числе коррупционные. Вспомните хотя бы первые аресты на Хоргосе в 2005-м году, которые прошли при Дутбаеве. Причем по объемам борьбы с коррупцией КНБ на тот момент опережал все государственные органы. Таким образом, сказать, что он был плохим и неэффективным председателем, нельзя.

Конфликтная ситуация заключается, скорее всего, в том,

что в ходе политических игр Дутбаев нарушил определенные правила игры


Каковы будут правовые последствия – станет ясно несколько позднее.

Повторюсь, что на данный момент КНБ хранит молчание по этому поводу. Кроме очень короткого пресс-релиза, информации практически нет. Зато по этому поводу муссируется достаточно много слухов, что вполне объяснимо, когда уголовное дело из правовой плоскости перемещается в политическую.

Рискну предположить, что, возможно, в руках Мухтара Аблязова, хорошо вжившегося в амплуа политического киллера, оказались козыри, которые он готов разыграть против высокопоставленных фигур в Астане.

Маловероятно, что все те разоблачения, которыми долгое время потчевал публику Аблязов и подконтрольные ему медиаресурсы, были добыты ими самостоятельно. В связи с этим можно предположить, что Аблязов был связан не только с отмыванием денег высокопоставленных персон, имена которых так и не всплыли в уголовных делах, но и с выполнением политических заказов на уничтожение тех или иных фигур по приказу, исходящему не столько из-за рубежа, сколько изнутри страны. Сегодня, когда Аблязов вновь оказался на свободе, скорее всего, мы увидим очередной акт этой затянувшейся мелодрамы.

Борьба в МИДе

— За последние две недели рокировки произошли и в министерстве иностранных дел, и в дипломатическом корпусе. Отправился в отставку министр Ерлан Идрисов, на смену ему пришел Кайрат Абдрахманов, бывший до недавнего времени постоянным представителем Казахстана в ООН. Абдрахманова в свою очередь сменил экс-посол в США Кайрат Умаров.

— Что касается отставки министра иностранных дел Ерлана Идрисова, то вопрос был предрешен уже некоторое время назад. Вместе с тем, несмотря на наличие некоей почвы под этими разговорами, указы о снятии Идрисова и назначении Абдрахманова, а также переводе Кайрата Умарова на должность постоянного представителя Казахстана в ООН, производят впечатление некоей спонтанности.

Как известно, Казахстан с 1 января нынешнего года приступил к членству в Совете безопасности ООН, а к таким вещам у нас, как правило, готовятся заблаговременно. В итоге сложилась ситуация, которая, прямо скажем, не вполне вписывается в наши политические традиции, — на первом заседании Совбеза присутствовал временный поверенный в делах.

Этот разрыв в кадровых решениях производит впечатление, что

за посты в МИД и посольствах шла достаточно серьезная драка


Очевидно, что и в этой сфере образовалось конфликтное поле.

Списанные пенсионеры

— В связи с кадровыми пертурбациями в дипломатическом корпусе прозвучало его одно знаковое имя – бывшего руководителя Администрации президента Аслана Мусина.

— Действительно, в последние дни несколько дипломатов были освобождены от своих должностей без указания конкретных причин. В случае с Асланом Мусиным, бывшим в течение последних трех лет послом в Хорватии, вдруг вспомнили про пенсионный возраст. И хотя многие посчитали, что это стало закатом его политической карьеры, по сути, она оборвалась еще в 2012 году, в момент его смещения с поста руководителя Администрации президента и назначения в Счетный комитет.

Демонстративная отставка Аслана Еспулаевича накануне дня рождения показала всем, что для Астаны он является фигурой, скажем так, списанной, несмотря на то, что достаточно многие люди из его окружения и его выдвиженцы занимают сегодня достаточно высокие посты в различных органах госуправления – и в Администрации президента, и в правительстве, и в акиматах.

Хотя не исключено, что вернувшись на внутриполитическое поле,

Мусин захочет принять участие в каких-то политических маневрах


Вокруг него традиционно, также как и вокруг Тасмагамбетова, существует конфликтное поле и почва для скандалов. Вместе с тем, он всегда был очень сильным руководителем, держал удар, а мусинская школа, через которую прошли многие нынешние управленцы, до сих пор считается одной из самых эффективных в плане подготовки новых кадров.

Кроме того, в связи с достижением пенсионного возраста был отправлен в отставку первый заместитель управделами президента Дабыр Инкербаев, который занимал эту должность достаточно долго. На место первого зама одного из наиболее влиятельных фигур Астаны — Абая Бисембаева — был выдвинут Малик Мурзалин, выпускник МГИМО, работавший первым заместителем акима в Северо-Казахстанской области, ответственным секретарем Агентства по делам религий, замруководителя центрального аппарата партии «Нур Отан», имеющий и хорошее образование, и хороший политический опыт, что позволяет ему входить в число перспективных молодых казахстанских политиков.

Новый министр иностранных дел Кайрат Абдрахманов работал вице-министром, советником-посланником в Великобритании, послом в Израиле, Австрии, постпредом при ОБСЕ и ООН. И вот теперь дорос до поста министра, где в последнее время был большой конкурс на эту позицию. К этой же когорте относится и новый министр национальной экономики Тимур Сулейменов, который, проработав в последние годы в комиссии Евразийского экономического союза, продемонстрировал себя, безусловно, с неплохой стороны.

Таким образом, по мере выбытия отдельных фигур, на политическом поле появляются новые, достаточно молодые и интересные управленцы, уже имеющие хороший опыт работы во внешне- и внутриполитических структурах и на хозяйственном уровне. Они и создают то самое не так бросающееся в глаза, как первые фигуры, политическое пространство, которое дает нам право говорить о том, что некая новая генерация управленцев у нас все-таки есть.