Они считали, что расправились с отцом и сыном безнаказанно. Как возмездие пришло к полицаям через 15 лет?

Счастливое детство Вити закончилось вместе с приходом оккупантов. Эвакуироваться семья Коробковых не смогла, во время налета вражеской авиации мать мальчика получила тяжёлое ранение и нуждалась в лечении. Но больше всего двенадцатилетнего подростка огорчало поведение отца, Михаила Ивановича. Раньше тот часто рассказывал сыну о героях Гражданской войны, воспитывал из мальчика патриота. С приходом немцев в Феодосию старший Коробков, наборщик из типографии, не оставил рабочего места. Витя же считал сотрудничество с фашистами недопустимым, позорным явлением.

Работа в типографии недаром считается вредной - Михаил Иванович страдал от туберкулёза. Жизнь в лесу только обострила болезнь. После выполнения очередного задания ему пришлось вместе с сыном вернуться в Феодосию, необходимо было отлежаться. Не получилось - в тот же день фашисты арестовали Коробковых. Около месяца местные гестаповцы, полицаи из группы ГПФ-312, выбивали из них признательные показания, однако ни отец, ни сын не стали предателями. Михаила Ивановича расстреляли первым. С Виктором расправились 9 марта 1944 года. Пять дней назад ему исполнилось 15 лет.

Фашистским приспешникам из группы ГПФ-312 не удалось скрыться за границей. Хозяевам, спасавшим собственную шкуру, они были не нужны, предателям пришлось прятаться на территории СССР. Но уйти от возмездия полицаи не сумели. Через 15 лет после гибели Коробковых их палачи были пойманы. Военный трибунал Северо-Кавказского военного округа приговорил к расстрелу бывших полицаев Михельсона и Зуба. Первый постарался забраться подальше, скрывался в Казахстане, второй сменил только отчество, до ареста жил в Краснодаре.

Понесли заслуженное наказание и 2 переводчика из группы ГПФ-312, Альфред Ламп и Эмиль Нурберг, арестованные в 1964 году. В гестапо они занимались не только своими основными обязанностями, но и изобретали новые способы «физического воздействия» на арестованных. Ранее в разговорах с приятелями Нурберг хвастался, что именно он расправился со старшим Коробковым. Находясь на скамье подсудимых, военные преступники пытались разжалобить судей. Но с этим у них не получилось - многие свидетели их преступлений находились в зале и давали показания.

Ещё больше интересных историй в моём